ferma.jpgferma10.jpgferma11.jpgferma2.jpgferma3.jpgferma4.jpgferma5.jpgferma6.jpgferma7.jpgferma8.jpgferma9.jpg

Информационная ценность артефактов эхоакустических теней при проведении узи мелких животных

ИНФОРМАЦИОННАЯ ЦЕННОСТЬ АРТЕФАКТА ЭХОАКУСТИЧЕСКИХ ТЕНЕЙ ПРИ ПРОВЕДЕНИИ УЗИ МЕЛКИХ ЖИВОТНЫХ

Институт Ветеринарной Биологии, Санкт-Петербург Адрес: 196657, Санкт-Петербург, Колпино-7, а/я 36
НПП «РАТЕКС», Санкт-Петербург Адрес: 199178, Санкт-Петербург, В. О., ул. Донская, д. 19, пом. 1-Н
Бушарова Елена Владимировна, ведущий врач-терапевт,
специалист по аппаратным методам диагностики
 Долганов Юрий Михайлович, к. т. н

Аннотация. Представлена подробная характеристика артефакта эхоакустических теней при проведении УЗ-исследования мелким домашним животным. На конкретных клинических примерах показана диагностическая значимость данного вида артефактов при: 1) определении срока беременности; 2) диагностике очагов минерализации в паренхиматозных органах; 3) определении относительной плотности мочевых конкрементов в мочевыводящих путях; 4) дифференциальной диагностике конкрементов от новообразований в полых органах; 5) определении гетерогенности тканей; 6) определении злокачественности неопластического процесса.  

Ветеринарным специалистам, работающим в области УЗ-диагностики, нередко приходится сталкиваться с артефактами, возникающими по тем или иным причинам при проведении УЗИ. Большинство специалистов, которые могут отличить артефакт от истинного объекта исследования, рассматривают артефакты как нежелательные и мешающие проведению диагностических мероприятий изображения. Однако, как показывает наш опыт, артефакты при УЗ-исследованиях, а вернее их правильная трактовка, не только не мешают объективизации сонографической диагностики, но и очень часто несут полезную для врача информацию, помогают более точно оценить состояние внутренних органов - объектов исследования.

В данной работе мы попытались показать диагностическую значимость одного из наиболее часто встречающегося артефакта -эхоакустической тени.

Работа выполнена на базе клиники ООО «Институт Ветеринарной Биологии» на оборудовании НПП «РАТЕКС».

Артефакты - это визуализация несуществующих объектов или искажение изображения существующих объектов, обусловленные физическими закономерностями. Артефакты — это не разовое явление, они имеют место при каждом исследовании.

Одним из наиболее информативных артефактов, являются эхоакустические тени.

Эхоакустическая тень - это отсутствие изображения. Тень всегда черная. Под ней нет изображения реальных структур. Для того чтобы выяснить источник тени, нужно проследить, откуда она берет свое начало.

Существует две разновидности теней в зависимости от их природы.

Первая разновидность тени - истинная тень - область пониженной эхогенности, возникающая за объектами с высокой отражающей способностью (кость, газ, коллаген).

Второй разновидностью артефакта тени является артефакт латеральных теней. Природа этого явления иная. При отражении звуковых волн от плотных изогнутых поверхностей, ультразвуковые лучи рассеиваются. Таким образом, причиной появления артефакта латеральных теней являются такие физические явления, как отражение и затухание. Особенностью латеральных теней является то, что они расположены по касательной к кривой поверхности, в отличие от истинных теней, расположенных строго под объектом.

Знание этого артефакта поможет избежать ложного заключения о наличии очага минерализации.

 

 

Рис. 1. На этом рисунке изображено три объекта. Объект А испускает истинную эхоакустическую тень, расположенную под объектом. Объект Б тень не испускает. Тени, исходящие от объекта В, являются латеральными и направлены по касательной к его поверхности.

1. Определение примерного срока беременности по артефакту истинных теней

Знание сроков минерализации скелетных структур у плодов помогает в определении сроков беременности животного. О степени минерализации плодов мы можем судить по наличию или отсутствию эхоакустических теней, испускаемых скелетными структурами.

Матка может лоцироваться начиная с 18 дня беременности. В это время в полости матки можно обнаружить гестационные мешки — яйцевидные гипоэхогенные образования, расположенные в ампулообразных расширениях матки. Первой структурой, различаемой в гестационном мешке, является желточный мешок - симметричная эхогенная кольцевидная структура на периферии гестационного мешка. Желточный мешок участвует в доставке питательных веществ эмбриону и является очагом раннего гемопоэза. На этом сроке беременности ни от матки, ни от плода в норме истинные тени не исходят.

 

 

Рис. 2. Матка на 18-21 день беременности. А - поперечное сечение рога. Б - продольное сечение рога. В ампулообразном расширении полости матки лопируются овоидные гипоэхогенные образования - гестационные мешки.

Плоды в форме запятой начинают визуализироваться с 21-24 дня беременности. В зависимости от качества аппаратуры на этом сроке можно заметить слабые мерцательные движения -сердцебиение плода.

На сроке 24-28 дней определяется физиологическое выпячивание средней кишки, по сути являющееся физиологической грыжей плода. Оно представляет собой эхогенное трубчатое образование, расположенное рядом с вентральной поверхностью эмбриона. Со временем выпячивание постепенно втягивается в брюшную полость и кишечник становится строго абдоминальной структурой.

 

 

Рис. 3. Беременность 20 дней. Плод эрдельтерьера Мэлори сканируется как гипоэхогенный округлый объект с нечеткими контурами диаметром 6 мм. Полость матки анэхогенна и имеет диаметр 12 мм.

На этом сроке беременности ткани матки и плода также не испускают эхоакустические тени.

Между 35 и 42 днем беременности начинают различаться краниальный и каудальный полюсы плода и его конечности.

 

 

Рис. 4. Матка на 21-28 день беременности. А - матка на 21-24 день беременности. Плод выглядит как гипоэхогенная запятая. Б - матка на 24-28 день беременности. У плода визуализируется физиологическое выпячивание средней кишки.

 

 

Рис. 5. Беременность 31 день. Гипоэхогенный плод прекрасно лоцируется на фоне анэхогенной полости матки. Можно визуализировать сердцебиение плода. Скелетные структуры еще неразличимы. На этом снимке хорошо просматривается физиологическое выпячивание средней кишки - эхогенное образование с вентральной стороны от туловища эмбриона. Вот из такого, на первый взгляд, обычного эмбриона вырос юный вице-чемпион мира 2008 года Лисьего Носа Зазнайка.

Позвоночник визуализируется как гиперэхогенная сегментированная структура, проходящая вдоль всего тела плода и испускающая четкие эхоакустические тени. Другие скелетные структуры - череп и конечности — тоже гиперэхогенны за счет активной минерализации скелета плода. Аорта плода и нижняя полая вена могут быть хорошо видны на продольных сканах как трубчатые анэхогенные структуры.

По количеству и качеству визуализации эхоакустических теней от очагов минерализации плода можно сделать предположение о сроках беременности.

Первыми начинают испускать эхоакустические тени череп и таз плода на пятой неделе беременности. На шестой неделе четкие веерообразные эхоакустические тени испускают ребра и позвоночник. Этот эхоакустический маркер сроков беременности является усредненным и может изменяться в зависимости от условий содержания и породных особенностей животного. Например, при минеральной недостаточности тени появляются позднее. Обратный случай: при передозировке минеральных подкормок во время беременности слишком усердными владельцами тени появляются раньше. Каждый случай требует индивидуального подхода и тщательного сбора анамнеза.

 

 

Рис. 6. Корреляция сроков беременности и визуализации эхоакустических теней от очагов минерализации плода. А - конец пятой недели беременности. Четко визуализируются две тени - от черепа и таза плода. У плода хорошо дифференцируются краниальная и каудальная области и позвоночник. Б - конец шестой недели беременности. Визуализируется множество веерообразных теней от ребер и позвоночника. Хорошо дифференцируются грудная клетка и брюшная полость. Грудная клетка более эхогенна.

 

 

Рис. 7. Беременность шелти Чесе 36 дней. На скане мы видим плод на фоне анэхогенной картины полости матки. Четко визуализируются две истинные эхоакустические тени, испускаемые первичными очагами минерализации - черепом и тазом плода.

 Рис. 8. Плод мопса Нисаны на 53 день беременности. На этом снимке хорошо видно, что эхогенность легких выше, чем эхогенность органов брюшной полости. Веерообразные эхоакустические тени исходят от позвоночника и ребер.

2. Диагностика очагов минерализации в паренхиматозных органах на примере почек

Конкременты в почках лоцируются как округлые гиперэхогенные образования, создающие четкую эхоакустическую тень. Камни могут визуализироваться в почечной паренхиме, почечной лоханке или в проксимальном отделе мочеточника. Они могут быть различных размеров. Если размер конкремента сравним с поперечной разрешающей способностью аппарата, а сам конкремент изоэхогенен окружающим тканям, микролит может не визуализироваться - видны только испускаемые им тени. При минерализации чашечно-лоханочной системы лоханка начинает испускать более яркую эхоакустическую тень.

 

 

Рис. 9. Различные виды теней при визуализации почки. А - латеральная тень от кривизны капсулы почки. Б - тень от визуализируемого конкремента, расположенного в корковом слое. В - тень от визуализируемого конкремента, расположенного в мозговом слое почки. Г - тень от почечной лоханки. Д - тень от ^визуализируемого конкремента, расположенного в мозговом слое почки. Е - тень от невизуализируемого конкремента, расположенного в корковом слое почки. Ж — латеральная тень от кривизны капсулы почки.

Тени от конкрементов в почке зачастую накладываются на тень от лоханки и сливаются с ней. Для улучшения качества визуализации теней от конкрементов необходимо изменить угол наклона датчика.

 

 

Рис. 10. Наложение теней от конкрементов на тень от почечной лоханки. А - конкремент расположен под лоханкой. Б - конкремент расположен на уровне лоханки. В - конкремент расположен над лоханкой.

Тени от конкрементов более темные, а их вершины указывают на местоположение конкрементов.

 

 

Рис. 11. Два вида теней: от конкрементов и кривизны лоханки. Тени от конкрементов являются истинными тенями. Они расположены под конкрементами. Начало теней указывает на их источник. Тени от кривизны капсулы поверхности являются латеральными. Они расположены по касательной к капсуле почки.

3. Определение плотности очагов минерализации (мочевой пузырь и желчный пузырь)

Конкременты в мочевом пузыре (уроцистолитиаз) - довольно часто встречающаяся патология. Они могут иметь разные размеры — от мельчайших «песчинок» до огромных «булыжников».

Крупные конкременты, лежащие на дорсальной стенке мочевого пузыря, на эхограмме выглядят как хорошо очерченные гиперэхогенные структуры, дающие четкую эхоакустическую тень. Необходимо помнить о том, что тень от конкрементов средних размеров, всплывающих при компрессии датчиком, не видна на анэхогенном фоне полости мочевого пузыря.

 

 

Рис. 12. Два конкремента. Конкремент А: всплыл в полость мочевого пузыря, его тень накладывается на изображение анэхогенной полости и не визуализируется. Конкремент Б: лежит на дорсальной стенке и отбрасывает истинную эхоакустическую тень.

Если конкременты имеют большие размеры, они могут создавать настолько мощные эхоакустические тени, что визуализация всего мочевого пузыря затрудняется. Кроме того, у животного могут наблюдаться частые позывы к мочеиспусканию, что также не улучшает визуализацию патологии. В этих случаях иногда прибегают к искусственному наполнению полости мочевого пузыря теплым изотоническим раствором. Иногда имеет смысл сделать дублирующее рентгенологическое исследование.

Артефакт истинной эхоакустической тени позволяет судить о плотности конкремента. Тень от конкремента с маленькой плотностью расположена низко, начинаясь от стенки мочевого пузыря. С увеличением плотности конкремента, тень поднимается выше, поэтому конкремент выглядит «висящим» над стенкой.

 

 

Рис. 13. Три конкремента одинакового размера, но различной плотности. А - маленькая плотность конкремента - его тень расположена под конкрементом. Б - средняя плотность - его тень начинается от середины, поэтому конкремент Б кажется приподнятым над стенкой мочевого пузыря. В - высокая плотность -тень испускают его верхние слои, поэтому нижняя часть конкремента закрыта тенью и конкремент кажется приподнятым над стенкой мочевого пузыря. Необходимо помнить о том, что в случае Б и В информативен лишь поперечный размер конкремента.

В нашей клинической практике для растворения конкрементов типа А и Б мы широко используем импульсную магнитотерапию.

Прибор УМИ-06 - это генератор низкочастотного магнитного импульсного излучения большой мощности. Прибор предназначен для зонального и точечного воздействия импульсным контрастным частотно-амплитудным и био синхронизированным электромагнитным излучением с заданной диаграммой направленности электромагнитного поля.

Эффект процедуры обусловлен структурирующим воздействием магнитного поля на водную матрицу. Под действием магнитного импульса происходит поляризация молекул воды и, соответственно, изменение ее физико-химических свойств.

В связи с этим, первичной точкой воздействия выступает не сам камень, а вода, всегда присутствующая во всех тканях организма.

Посредством магнитного поля повышается растворяемость мочевых и желчных конкрементов. Поскольку этот эффект не имеет специфического характера - ведь первичным объектом воздействия поля является вода, а не конкремент, - то химический состав самого конкремента не имеет значения.

Следует отметить, что увеличение растворимости мочевых конкрементов под действием низкочастотного импульсного магнитного поля - это не единственный положительный эффект процедуры. Присутствуют ярко выраженный местный спазмолитический, противоотечный и анальгетический эффекты, что позволяет применять магнитотерапию в острой фазе заболевания. Действующим фактором в этом случае являются вторичные вихревые магнитные поля, индуцируемые в тканях импульсным магнитным полем.

 

 

Рис. 14. Уроцистолитиаз. Скан выполнен в сагиттальной плоскости.

В полости мочевого пузыря лоцируется гиперэхогенная взвесь - мелкие конкременты, опалесцирующие при точечной компрессии датчика. В свободном состоянии кристаллы стремятся упасть вниз. Теней от микролитов, плывущих в полости, мы не видим.

 

 

Рис. 15. Довольно крупный конкремент, плавающий в полости мочевого пузыря, не продуцирует эхоакустической тени.

 

 

Рис. 16. Уроцостолитиаз. Гиперэхогенный конкремент низкой плотности испускает четкую эхоакустическую тень.

 

 

Рис. 17. Уроцистолитиаз. Конкремент в мочевом пузыре продуцирует четкую эхоакустическую тень. Тень испускают средние слои конкремента - этот конкремент имеет среднюю плотность.

 

Рис. 18. Уроцистолитиаз, осложненный острым циститом. На этом снимке мы видим мочевой пузырь слабой степени наполнения. Стенки органа утолщены. В полости мочевого пузыря лоцируется объект повышенной эхогенности с четкой эхоакустической тенью - конкремент. Тень испускают верхние слои камня. Камень подобной плотности не удается ликвидировать терапевтическими или физиотерапевтическими методами.

 

Рис. 19. Уроцистолитиаз в мочевом пузыре скотч-терьера Яши. Гиперэхогенные объекты - это конкременты. Они отбрасывают четкие эхоакустические тени. Необходимо отметить, что мы не видим характерной анэхогенной полости мочевого пузыря. Это происходит вследствие того, что полость заполнена гипоэхогенноой слизью вследствие развития вторичного катарального цистита. Тени испускают верхние слои конкрементов, что говорит о высокой плотности камней.

 

Рис. 20. Конкременты, извлеченные из мочевого пузыря скотч-терьера Хохи ведущим хирургом нашей клиники Федуловой Е. И.

Конкременты   в   желчном   пузыре,   как   правило,   имеют   меньшую   плотность,   чем уроцистолиты.

  

Рис. 21. Холецистолитиаз. Гипоэхогенный конкремент в желчном пузыре отбрасывает четкую эхоакустическую тень, расположенную под камнем. Этот конкремент имеет низкую плотность.

  

Рис. 22. Конкременты высокой плотности в желчном пузыре у человека.

4. Дифференциальная диагностика конкрементов от новообразований в полых органах (мочевой пузырь и желчный пузырь)

Новообразования в любом трубчатом органе могут быть интрамуральными - поражающими стенку органа - или интралюминальными - выступающими в просвет полости органа.

На ранней стадии любое новообразование визуализируется как локальное утолщение стенки органа с повышением эхогенности слизистого и серозного слоев и с нарушением дифференциации слоев. Интрамуральные новообразования, например плоскоклеточный рак, и впоследствии визуализируются только подобным образом.

В стандартном случае интралюминальные новообразования лоцируются как прилегающие к стенке объекты различной формы и эхогенности, не отбрасывающие эхоакустические тени. Новообразования не перемещаются при движении животного.

 

 

Рис. 23. Дифференциальная диагностика интрамуральных от интралюминальных новообразований мочевого пузыря. Объект А представляет интрамуральное новообразование, характеризующееся зоной повышенной эхогенности стенки мочевого пузыря с нарушением дифференциации слоев в этой зоне. Объект Б является интралюминальным новообразованием - это неподвижное эхо генное включение, выступающее в просвет полости мочевого пузыря.

Достоверным и неинвазивным способом визуализации новообразований является ультразвуковое исследование.

При дифференциальной диагностике интралюминальных новообразований от конкрементов учитывается подвижность объекта и наличие артефакта эхоакустической тени.

 

 

Рис. 24. Дифференциальная диагностика новообразования от конкремента в мочевом пузыре. Новообразование не отбрасывает эхоакустической тени, в то время как конкремент продуцирует ее.

Иногда бывает очень сложно провести дифференциальную диагностику конкремента в полости мочевого пузыря от интралюминального новообразования с очагами минерализации или эмфизематозными изменениями, поскольку в каждом из этих случаев присутствуют ультразвуковые артефакты.

Конкремент испускает четкую эхоакустическую тень, расположенную строго под ним. В случае опухоли с очагами минерализации эхоакустические тени исходят из этих очагов, а не от всей опухоли, поэтому тени более узкие и располагаются не под всей опухолью, а лишь под ее частью. При наличии эмфизематозных изменений от небольших газовых паттернов исходят артефакты реверберации, и они стремятся всплыть наверх.

 

 

Рис. 25. На рисунке схематично представлена дифференциальная диагностика конкремента в полости мочевого пузыря от опухолей, продуцирующих артефакты. Объект А представляет собой конкремент, под которым расположена четкая эхоакустическая тень. Объект Б представляет новообразование с очагом минерализации - тень испускает не сама опухоль, а лишь очаг. Объект В представляет опухоль с эмфизематозными изменениями, продуцирующими артефакт реверберации.

 

 

Рис. 26. Новообразование в полости мочевого пузыря. Эхогенный объект с ровными четкими контурами и однородной эхоструктурой прикреплен к правой латеральной стенке мочевого пузыря. Он не отбрасывает эхоакустической тени. Дифференциация слоев стенки под новообразованием не нарушена. Все эти обстоятельства вселяют надежду на доброкачественный характер процесса.

 

 

Рис. 27. Новообразование в мочевом пузыре. Мочевой пузырь умеренно наполнен. Проксимальная его часть анэхогенна (моча). Дистальная область заполнена гипоэхогенным новообразованием с неровными четкими контурами и неоднородной эхоструктурой. Латеральная и дорсальная стенки, к которым примыкает новообразование, двухконтурны и гиперэхогенны. Контур дорсальной стенки мочевого пузыря прерывается гипоэхогенным проростом новообразования через стенку в брюшную полость. Повышение эхогенности дорсальнее мочевого пузыря объясняется не артефактом периферического эхоакустического псевдоусиления, а развитием местного перитонита.

  

Рис. 28. Новообразование в желчном пузыре. Гипоэхогенное новообразование в желчном пузыре не отбрасывает эхоакустической тени, имеет четкие и ровные контуры.

 

Рис. 29. Новообразование в желчном пузыре. Новообразование в желчном пузыре не отбрасывает эхоакустической тени и имеет четкие и ровные контуры.

5. Появление артефактов эхоакустической тени и периферического эхоакустического псевдоусиления является маркером гетерогенности тканей

Оценка гомогенности или гетерогенности тканей проводится при ультразвуковом исследовании любого паренхиматозного органа. Вот некоторые примеры патологических состояний, при которых этот признак имеет определяющее значение.

1. Аденома предстательной железы

 

 

Рис. 30. Аденома предстательной железы. Анатомический контур шейки мочевого пузыря напоминает крылья летящей птицы. Предстательная железа увеличена в размерах, шаровидной формы, контуры ее ровные. Эхогенность паренхимы повышена, эхоструктура неоднородна, о чем свидетельствуют эхоакустические тени, испускаемые паренхимой.

2. Фиброзные изменения селезенки

 

 

Рис. 31. Истинные тени, испускаемые плотной капсулой селезенки при ее фиброзе. Артефакт эхоакустической тени имеет место при таких диффузных поражениях печени, как фиброз и цирроз. При фиброзных изменениях печени стенки сосудов и желчные ходы изменяются настолько, что начинают испускать эхоакустические тени.

 

3. Инфаркт селезенки

 

 

Рис. 32. Множественные очаги инфарктов расположены диффузно по всей паренхиме. Капсула под очагом на периферии органа втянута внутрь.

4. Новообразования селезенки

 

 

Рис. 33. Метастаз опухоли печени в селезенке. Хорошо визуализируется спленомегалия. Капсула селезенки уплотнена, эхогенность ее повышена. Контуры органа четкие, но неровные. В правой части скана лоцируется гиперэхогенныи очаг неправильной формы - метастаз опухоли печени. Капсула под очагом неоплазии выбухает.

5. Фиброз печени

Для фиброза характерна более «полосатая» структура паренхимы печени, поскольку имеет место выраженная склеротизация кровеносных сосудов и желчных ходов, поэтому их стенки испускают эхоакустические тени. Капсула печени хорошо визуализируется. Размеры органа вначале нормальные, затем — уменьшены. Свободный край печени заострен.

 

 

Рис. 34. Край печени при фиброзе.

 

Рис. 35. Гепатоз (фиброз). Печень имеет нормальные размеры. Подвижность органа при дыхательной экскурсии сохранена. Эхогенность паренхимы повышена. Стенки сосудов уплотнены настолько, что испускают эхоакустические тени. Признаки воспаления желчного пузыря отсутствуют.

б. Цирроз печени

 

 

Рис. 36. Ультразвуковая картина при циррозе. Эхогенность паренхимы в целом повышена, эхоструктура неоднородна. Подвижность органа при дыхательной экскурсии нарушена - между капсулой и диафрагмой присутствует асцитная жидкость. Капсула органа бугристая и неровная, прерывается под очагами регенерации - синдром «пунктирной линии». Желчный пузырь воспален. Сосуды демонстрируют синдром «обрубленных вен». Стенки сосудов уплотнены и испускают эхоакустические тени.

  

Рис. 37. Гипотрофический цирроз печени. Орган уменьшен в размерах. Эхогенность паренхимы повышена. Нарушена подвижность печени при дыхательной экскурсии. Присутствует синдром «обрубленных вен». Имеется в наличии асцитная жидкость в брюшной полости.

  

6. Тень как один из ультразвуковых маркеров злокачественности неопластического процесса

Неопластический процесс может быть очаговым или диффузным.

Очаговый неопластический процесс, как правило, представлен одним или несколькими очагами новообразований. Они могут располагаться в трубчатых или паренхиматозных органах.

Ультразвуковыми признаками злокачественности интралюминальных новообразований трубчатых органов являются следующие их свойства:

-   нарушение дифференциации слоев стенки трубчатого органа;

-   неровность контуров новообразования;

-   неоднородная эхоструктура новообразования;

-   наличие эхоакустических артефактов, продуцируемых участками опухоли. При наличии очагов минерализации от этих очагов (но не от самой опухоли!) начнут исходить эхоакустические тени. Вершина конуса тени укажет на ее источник. Распад опухоли часто сопровождается эмфизематозными изменениями и, как следствие, артефактом реверберации.

Следует помнить о том, что лишь гистологическое исследование превратит ультразвуковое заключение о доброкачественности или злокачественности опухоли в окончательный диагноз.

 

 

Рис. 38. На этом рисунке представлены некоторые ультразвуковые признаки злокачественности интралюминальных новообразований трубчатого органа. Объект А не имеет ультразвуковых признаков злокачественности. Объект Б - нарушена дифференциация слоев. Объект В имеет неровные контуры. Объект Г обладает неоднородной эхоструктурой. Объект Д еще и продуцирует ультразвуковые артефакты. Несмотря на очевидные признаки доброкачественности или злокачественности опухоли, диагноз ставится только на основании гистологического исследования.

 

 Рис. 39. Новообразование в мочевом пузыре. Эхогенное новообразование имеет неровные и нечеткие контуры. Эхоструктура опухоли неоднородна. Наличие истинных эхоакустических теней говорит о наличии очагов минерализации. Это новообразование демонстрирует нам два вида теней. Крайние тени являются латеральными тенями. Они направлены по касательной к изогнутой поверхности опухоли. Все остальные тени - истинные. Дифференциация слоев под новообразованием не нарушена. В этом случае ярким ультразвуковым признаком злокачественности является неоднородная эхоструктура объекта.

Ультразвуковыми признаками злокачественности новообразований паренхиматозных органов являются:

1.  Неровные контуры.

2.  Нечеткие границы (злокачественные опухоли могут проникать в окружающие ткани).

3.  Неоднородная эхоструктура - от анэхогенного кистозного компонента до гиперэхогенных очагов фиброза и гиперкальциноза.

4.  Появление ультразвуковых артефактов, исходящих от опухоли.

5.  Визуализация сети кровеносных сосудов, питающих опухоль.

6.  Быстрый рост новообразования (выявляется при мониторинговом наблюдении).

 

 

Рис. 40. Варианты ультразвуковых признаков злокачественности процесса в паренхиматозном органе. Объект А не проявляет ультразвуковых признаков злокачественности. Объект Б имеет неровные или нечеткие контуры. Объект В обладает неоднородной эхо структурой. Его анэхогенный кистозный компонент продуцирует артефакт периферического эхоакустического псевдоусиления, а гиперэхогенный очаг минерализации испускает эхоакустическую тень. Объект Г обладает развитой сетью кровеносных сосудов. Объект Д демонстрирует высокие темпы роста.

 

 

Рис. 41. Очаговая неоплазия почки. Процесс монолатеральный. Орган увеличен в размерах, контуры его неровные, границы четкие. Эхоструктура почки неоднородна. Новообразование локализовано у краниального полюса почки. Эхоструктура новообразования крайне неоднородна - очаги минерализации испускают слабые эхоакустические тени.

Нередко мы имеем дело с неопластическими изменениями всего органа.

При генерализованной неоплазии предстательной железы орган увеличивается в размерах. Ультразвуковое сканирование выявляет простатомегалию разной степени - от незначительной до весьма существенной. Контуры при опухолевой инвазии в перипростатическую клетчатку неровные, а границы - нечеткие. Эхогенность паренхимы в целом повышается, но эхоструктура ее становится неоднородной - от анэхогенного кистозного компонента до гиперэхогенных участков фиброза и гиперкальциноза. В «старых» опухолях часто появляются гиперэхогенные очаги некроза, фиброза, кальциноза, испускающие эхоакустические тени. Капсула органа становится неровной, бугристой. Хорошо визуализируется сеть крупных кровеносных сосудов, питающих опухоль.

При дифференциальной диагностике злокачественной неоплазии от других патологий предстательной железы необходимо опираться на результаты гистологического исследования, клинические признаки и результаты лабораторной диагностики.

 

 

Рис. 42. Изменения в предстательной железе при генерализованной неоплазии: орган увеличен в размерах, форма его изменена, контуры неровные, эхоструктура паренхимы стала неоднородной, анатомические контуры шейки мочевого пузыря не изменены.

 

 

Рис. 43. Генерализованная неоплазия предстательной железы. Орган увеличен в размерах. Эхогенность его повышена. Эхоструктура неоднородна. Кистозный компонент представлен продолговатой кистой. Очаги фиброза и гиперкальциноза испускают эхоакустические тени.

При генерализованной неоплазии почки мы наблюдаем изменения органа, подобные таковым в предстательной железе. Процесс, как правило, монолатеральный. Пораженный орган увеличен в размерах. Эхогенность его неспецифична, эхоструктура - неоднородна. Гиперэхогенные участки фиброза и гиперкальциноза продуцируют эхоакустические тени.

 

 

Рис. 44. Генерализованная неоплазия левой почки кошки Ники. Процесс монолатеральный, несимметричный. Орган увеличен в размерах, округлой формы. Контуры неровные, но четкие. Эхогенность паренхимы понижена. Корково-мозговая дифференциация невозможна. В центре новообразования визуализируются остатки лоханки. Узкие четкие эхоакустические тени испускают очаги гиперкальциноза.

 

 

Рис. 45. УЗИ предыдущего пациента. Парный орган. Правая почка имеет нормальные размеры, форму и демонстрирует признаки хронического нефрита.

 

 

Рис. 46. Рентгеновский снимок предыдущего животного, выполненный в левой латеральной проекции лежа. На этом снимке мы видим правую почку нормальной рентгенографической плотности, расположенную вентральнее L2-L3. Левая почка представлена большим объектом, имеющим обычную рентгенографическую плотность мягких тканей и расположенным вентральнее L2-L5.

 

 Рис. 47. Почка предыдущего пациента. Операция по экстирпации левой почки выполнена в нашей клинике ведущим хирургом Федуловой Е. И. Гистологическое исследование выявило светлоклеточный рак почки.

 

 

Рис. 48. Тот же орган в разрезе вдоль длинной оси. При генерализованной неоплазии печени происходят подобные изменения.

 

Рис. 49. Край печени бугристый и неровный. Капсула хорошо визуализируется. Эхоструктура органа крайне неоднородна. Очаги фиброза испускают эхоакустические тени.

7. Неверная интерпретация артефакта истинной эхоакустической тени может привести к диагностическим ошибкам

 

 

Рис. 50. Прямая кишка, имитирующая конкремент в мочевом пузыре. При чрезмерной компрессии датчиком прямая кишка может выступать в просвет мочевого пузыря. При этом тень, отбрасываемая каловыми массами, дополняет ошибочную интерпретацию. Избежать ошибки поможет рассмотрение «конкремента» под разными углами сканирования.

Оставить комментарий

Комментарии могут размещать все! Избегайте нецензурные слова и оскорбительные высказывания!

Защитный код
Обновить

. @Mail.ru